КАЛИФОРНИЙСКАЯ ЛЮБОВЬ ГРАФА РЕЗАНОВА

Русская Америка 

В мае 1812 года, на побережье Тихого океана, всего в 80 километрах от Сан-Франциско появилась русская крепость Форт-Росс.

Инициатором постройки южной русской фактории выступал граф Н. П. Резанов, один из учредителей и первый директор Российско-американской компании (РАК) — торгового объединения, созданного специально для освоения Аляски и Калифорнийского побережья.

97c535f01f1b94ba6d948764d0860eef

Граф настаивал на том, чтобы русское поселение было основано как можно южнее, и могло служить источником продуктов питания и потребной для дальнейшего освоения северных территорий амуниции. Понятно, что выращивать хлеб на самой Аляске невозможно, а перевозки всего необходимого из России слишком дорого обходились государству.

Сам Резанов не дожил до дня закладки Калифорнийской фактории, он умер в 1807 году и  его план  о присоединении этой благой земли к России так и не смогли без него осуществить.  Российская казна доходов от форта не получала, одни убытки и  сверху пришел указ: продать Форт-Росс. Через тридцать лет в 1842 году Форт Росс был продан Саттеру, а позже не стало и русской Аляски.

Любовь Резанова и Кончиты

 Путешествие  Николая Резанова в далекую Русскую Америку и романтическая любовь графа к дочери губернатора Сан-Франциско воистину стали легендой. В июле 1981 года  в столичном Ленкоме состоялась премьера рок-оперы «Юнона и Авось» о любви Резанова и  Консепсьон де Аргуэльо, которую  называют Кончитой. История любви графа и испанки стала культовой. Но какова была цена той любви?

В 1805 году граф Н.П. Резанов получил приказ провести инспекцию русских поселений на Аляске. Прибыв в столицу Русской Америки Ново-Архангельск, Резанов застал русскую колонию в ужасающем состоянии. Поселенцы просто пухли с голоду и постепенно вымирали, так как продукты им доставлялись через всю Сибирь и далее морем, через Берингов пролив.

Резанов купил у американских купцов судно «Юнона», полное продуктов, и отдал их поселенцам. Но до весны этих продуктов не хватило бы, поэтому Резанов приказал построить еще одно судно, «Авось». После постройки отправился на этих кораблях на юг, в Калифорнию, чтобы установить торговые отношения с испанцами, которым в то время принадлежала Калифорния, и заодно пополнить запас продуктов.

Здесь, собственно, и начинается история любви графа, а может быть история мифа об этой великой любви, получившей бессмертие . И вот два корабля с оголодавшей, шатающейся от цинги русской командой отошли к югу от Русской Америки  и через месяц достигли залива Сан-Франциско.

По прибытии в Калифорнию Резанов совершенно покорил придворными манерами коменданта крепости Хосе Дарио Аргуэльо и очаровал его дочь — пятнадцатилетнюю Консепсьон и сделал ей предложение. Сказал ли 15-летней девочке таинственный и прекрасный 42-летний чужестранец, что был женат, да вот уже 4 года, как вдовствует, оставив на попечение императорского двора двух малых детей — Петра и Ольгу? Нет, об этом Кончита никогда не узнала.

Разумеется, что прежде, чем сделать предложение, Резанов многое обдумал. Разница в возрасте его смущала не так сильно, как столичная молва. Мнение света на Руси всегда значило очень много, поэтому следовало опасаться молвы. Потому Резанов напишет в письме своему покровителю и другу, министру коммерции графу Николаю Петровичу Румянцеву о том, что причиной, побудившей его предложить руку и сердце юной испанке являлась польза Отечеству, ради чего он был готов поступиться многим в личной жизни.

ConchitaA

А Кончита была безусловно красавицей. Молодой Георг Лангсдорф, натуралист и личный врач Резанова, влюбившийся в Кончиту с первого взгляда, так описывает её в своём дневнике: «Она выделяется величественной осанкой, черты лица прекрасны и выразительны, глаза обвораживают. Добавьте сюда изящную фигуру,чудесные природные кудри, чудные зубы и тысячи других прелестей. Таких красивых женщин можно сыскать лишь в Италии, Португалии или Испании, но и то очень редко». У неё была совершенно естественная, ненаигранная манера держаться — черта, свойственная людям умным и знающим себе цену.

Кончита, как и все девушки её возраста во всём мире, грезила несбыточными мечтами о встрече со сказочным принцем, естественно, что Н. П. Резанов, командор и камергер Его Императорского Величества, сильный, высокий и красивый человек, произвёл на юную испанскую красавицу глубокое впечатление. Резанов был единственным из делегации русских, кто владел испанским языком, поэтому он мог разделить с Кончитой любую беседу. Он часто рассказывал ей, во многом по собственному её желанию, о Петербурге, Европе, дворе Екатерины Великой…

Он восхищал её своим благородством, образованностью, тактичностью, самообладанием, она этого восхищения и не пыталась скрывать.

Как следует из докладов Резанова, он не был человеком, потерявшим голову от любви. Он писал: «Ежедневно куртизуя гишпанскую красавицу, приметил я предприимчивый характер ее, честолюбие неограниченное. Я представил российскую сторону изобильной, она готова была жить в ней, и, наконец, нечувствительно поселил я в ней нетерпеливость услышать от меня что-либо посерьезнее до того, что лишь предложил ей руку«.

Корабельный врач тоже считал, что у Резанова с самообладанием все в порядке, о чем писал в отчетах: «Можно было бы подумать, что он влюбился в эту красавицу. Однако ввиду присущей этому холодному человеку осмотрительности осторожнее будет допустить, что он просто возымел на нее какие-то дипломатические виды».

Она полюбила Резанова всем сердцем, горячим испанским сердцем. Когда он сделал ей предложение, она не на минуту не задумываясь, согласилась.«Предложение моё сразило воспитанных в фанатизме родителей её (Кончиты). Разность религий и впереди разлука с дочерью были для них громовым ударом. Они прибегли к миссионерам, те не знали, на что решиться. Возили бедную Консепсию в церковь, исповедывали её, убеждали к отказу, но решимость её наконец всех успокоила.

Святые отцы оставили разрешению Римского Престола, и я, ежели не мог окончить женитьбы моей, то сделал на то кондиционный акт и принудил помолвить нас, на то coглашено с тем, чтоб до разрешения Папы было сие тайною. С того времени, поставя себя коменданту на вид близкого родственника, управлял я уже портом Католического Величества так, как тою требовали и пользы мои, и губернатор крайне удивился-изумился, увидев, что весьма не в пору уверял он меня в искренних расположениях дома сего и что сам он, так сказать, в гостях у меня очутился…»

В общем, отец Кончиты дал согласие на брак русского графа и его дочери, а также и на строительство русских крепостей в Калифорнии. Кроме этого он  отдал за бесценок груз в «2156 пуд. пшеницы, 351 пуд. ячменя, 560 пуд. бобовых. Сала и масла на 470 пуд. и ещё всяких вещей на 100 пуд., да так, что судно не могло поначалу отправиться. «Юнона» уходила, сочась жиром и салом».

Сама же Кончита обещала ждать своего жениха, который отправился доставить груз с припасами  в свою Русскую Америку на Аляску и затем в  Санкт-Петербург  заручится ходатайством своего Императора перед Римским папой для получения официального разрешение католической церкви на «смешанный» брак. Резанов полагал, что на это могло уйти около двух лет.

Через месяц перегруженные «Юнона» и «Авось» прибыли в Ново-Архангельск, едва ли не черпая бортами воду. А для «молодого жениха» Резанова дело было за малым: получить разрешение на брак у государя-императора.  Начиналась осенняя распутица, и ехать через всю Сибирь было нельзя, но граф торопился заключить брак с юной испанкой и отправился в путь верхом.

Перебираясь через реки, из-за тонкого льда несколько раз падал в воду, простудился и пролежал без сознания 12 дней. Его довезли до Красноярска, где 1 марта 1807 года он и умер. Злые языки утверждали, что граф свалился с лошади по причине изрядного подпития и сломал шею.

Для Кончиты начались долгие месяцы, а затем и годы, ожидания. Ежедневно она выходила на берег океана, на самый мыс, усаживалась там на камень и неотрывно смотрела вдаль, ожидая появления корабля своего жениха. (В наши дни в этом месте стоят опоры известного моста «Золотые ворота».) Но прошли уже все сроки, а её любимый так и не появился. Родители Кончиты утешали её и старались убедить не отчаиваться.

 Даже когда ей рассказали о его смерти, она осталась верна ему — так и не вышли замуж, хотя ей предлагали руку и сердце достойнейшие женихи Калифорнии, занималась благотворительностью, обучала индейцев. Её называли La Beata. В начале 1840-х годов донна Консепсьон (Donna Concepcion) вступила в третий Орден Белого Духовенства, а по основании в 1851 году в городе Бенишия монастыря Св. Доминика стала его первой монахиней под именем Мария Доминга. Она умерла в возрасте 67 лет 23 декабря 1857 года.

conchtomb

Могила Консепсьон Аргуэльо

Они покоятся в разных местах, но …

Раздумывая над судьбой этой пары, которая ныне уже стала легендой, иные задают себе вопрос, была ли в действительности их любовь так романтична и взаимно сильна, как это представлено в посвящённых им поэтических произведениях.

Романтики сравнивают Резанова и Кочиту с Ромео и Джульеттой, скептики же стараются подвести под основание их любовной истории немалую долю практического смысла, утверждая, что каждому из них этот союз был по-своему выгоден. Изучаются дневниковые записи, письма и заметки тех лет.

Но далеко не всегда человек доверяет бумаге свои истинные мысли и намерения. О том, что на самом деле творится в его душе, известно лишь ему одному. К чему сравнивать чувство юной энергичной девушки и ответный шаг зрелого мужчины, обременённого государственными заботами, пережившего потерю любимой жены (с которой встретился в её 15 лет), отца двоих детей.

Перед смертью Резанов упомянул о Кончите в своём прощальном письме М. М. Булдакову, который был его свояком (мужем сестры его покойной жены) и одним из директоров Российско-Американской компании:

«P.S. Из калифорнийского донесения моего не сочти, мой друг, меня ветренницей. Любовь моя у вас в Невском под куском мрамора (его покойная жена), а здесь следствие энтузиазма и новая жертва Отечеству. Контепсия мила, как ангел, прекрасна, добра сердцем, любит меня; я люблю ее, и плачу о том, что нет ей места в сердце моем, здесь я, друг мой, как грешник на духу, каюсь, но ты, как пастырь мой, СОХРАНИ тайну.»

Приходилось не раз замечать, что старающиеся «развенчать» эту любовную историю приводят в качестве аргумента эти сроки, предпочитая выпускать в них слова «я люблю ее».

Мария Доминга (Кончита) была похоронена на кладбище при монастыре, где в 1857 году она окончила свой земной путь, а в 1897 году все захоронения монахинь, в том числе и её могила, были перенесены на специальное кладбище Ордена Святого Доменика, где она покоится по сей. Рядом с её простым надгробием в Бениции установлен белый памятник, где всегда лежат цветы.

Каждый год общество местного исторического музея устраивает праздник в честь этой истории любви, проводит поэтический конкурс. В небольшом музее Президио есть макет крепости и местности Erba Buena с фигурками Резанова и Кончиты, стоящими на мысу залива.

reztomb

Памятник на предполагаемом месте захоронения Резанова на Троицком кладбище

Николай Петрович Резанов был похоронен в 1807 году на кладбище около Воскресенского собора города Красноярска, где он скончался. На средства Российско-Американской Компании над его могилой в 1831 году был установлен красивый памятник, который в советское время был утрачен при разрушении Воскресенского собора.

В 1960 году могила графа Резанова была обнаружена, а прах его был перенесён на Троицкое кладбище и захоронен там недалеко от церкви .

В 1997 году Майкл Клок — профессор, декан математического факультета Тихоокеанского университета штата Оригон – привез в Красноярск из Америки маленькую ёлочку, которую он специально выкопал в так называемой «роще Резанова» на острове Кадьяк, на Аляске. Эта роща образовалась от одной ёлочки, посаженной здесь в давние времена по приказу графа Резанова.

В 2000 году на Троицком кладбище был установлен новый надгробный памятник Резанову в виде большого креста из белого мрамора, на котором можно прочесть надпись «Я тебя никогда не увижу. Я тебя никогда не забуду». В том же году был совершён символический акт воссоединения влюбленных: шериф города Монтерей (Калифорния, США) Гарри Браун. привёз в Красноярск розу и горсть земли с могилы Консепсьон Аргуэльо и развеял её над могилой Николая Резанова. В свою очередь, он увёз из России горсть земли с могилы Резанова, которую развеяли на могиле Кончиты на кладбище Святого Доминика в Бениции.

Хочется верить, что любовь между ними всё-таки была, и олицетворением её в памяти последующих поколений стал трогательный образ верной Кончиты. Ей посвятил свою балладу  Concepcionde Arguello” американский писатель Francis Bret Harte (1836-1902).

В России поэт Андрей Вознесенский посвятил истории графа Резанова и Кончиты поэму “Авось!”, которая была написана в 1970 году. Семь лет спустя Вознесенский создал либретто рок-оперы «Юнона и Авось»  на музыку Алексея Рыбникова, которую поставил на сцене театра «Ленком» режиссёр Марк Захаров.

Понравилась статья - поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *